Таврический генерал-губернатор Григорий Александрович Потемкин

реферат

I. Молодость: восхождение фаворита

В Сборнике биографий кавалергардов о светлейшем князе Потёмкине - Таврическом написано: “ В числе лиц, окружавших трон Екатерины II, среди дипломатов и военачальников, законодателей и администраторов, среди всех сановников и советников резко выделялся Григорий Александрович Потёмкин, заслуживший титул князя и прозвание Таврического. Это был наиболее славный и достойный советник императрицы, оставивший по себе заметный след в истории”.

Многочисленные сведения о происхождении рода Потёмкиных, к которому принадлежал Григорий Александрович, основаны большей частью на устном предании и не имеют под собой научной основы. Точно неизвестен даже год рождения будущего фаворита Екатерины II; в различных источниках говорится то о 1736, то о 1739 годе; в других - 1742.

Родившись в селе Чижёве, близ Смоленска, Потёмкин, будучи маленьким мальчиком, потерял отца, Александра Васильевича, скончавшегося в 1746 году. Мать Грица - так называли маленького Потёмкина дома, после смерти мужа переселилась в Москву, под покровительство родственника, где её единственный сын начал посещать учебное заведение Литкела в Немецкой слободе (Немецкая слобода - место поселенцев в городах России, в Москве в XVI-XVIII в.в. располагалось в районе реки Яуза)

Сохранились предания того времени о честолюбии юного Потёмкина, он, якобы, говорил своим товарищам: “Хочу непременно быть архиереем или министром”. Впоследствии он неоднократно мечтал о посвящении себя монашескому званию и часто занимался вопросами богословия. Современники отмечали пристрастие Григория Александровича к наукам: “Поэзия, философия, богословие и языки латинский и греческий были его любимыми предметами…”. Рассказывали, также о страсти князя к чтению классиков; его домашние не раз обнаруживали юного Григория спящим в библиотеке после ночного чтения.

В положенное время Григорий поступает в московский университет, где за свои дарования и успехи был удостоен золотой медали, а затем его выбрали в числе двенадцати лучших воспитанников, отправленных в Петербург и представленных императрице Елизавете Петровне. Однако, так блистательно заявив себя в учёбе, князь, возможно, со временем теряет к ней интерес и, увлекшись самообучением, был отчислен из университета “за нехождение”. После этого молодой Потёмкин решает посвятить себя военной карьере, в чем вполне преуспел; во время царствования Петра III он сделался вахмистром и был взят ординарцем к принцу Георгу Голштинскому.

Вскоре произошел переломный момент в жизни князя: участие в государственном перевороте 1762 года обратило на него внимание Екатерины. До нас дошла история, рассказывающая о тех далёких событиях: в ту минуту, когда Екатерина II верхом, в мужском платье, во главе отряда войск отправилась в Петергоф, находившийся в её свите молодой Потёмкин, услышав, что императрица желает иметь темляк на шпаге, сорвал свой темляк, подъехал к государыне и поднес ей желаемое украшение, чем и обратил на себя высочайшее внимание. Существует мнение, что данный случай не более чем легенда, выдумка, однако приятели князя не раз слышали эту историю из его собственных уст. (Темляк - кожаный ремень (или тесьма) в форме петли с кистью на конце, носимый на рукояти сабли. В бою надевался на запястье и служил для надёжного удержания холодного оружия)

Но как бы то ни было, сама Екатерина придавала участию Григория Потёмкина в перевороте некоторое значение; сохранилось письмо императрицы, в котором она говорит о тех событиях и называет поведение Потёмкина благоразумным, смелым и деятельным. Более явным свидетельством успешного участия князя в перевороте 1762 года служат награды, которых он был удостоен Екатериной, так, князь получил 400 душ крестьян, “два чина по полку да 10 000 рублей”, и был назначен камергером.

До сих пор, одной из интригующих деталей биографии Потёмкина остаются сведения о том, каким же образом он ослеп на один глаз. Да и при жизни князя этот факт являлся предметом многочисленных пересудов и сплетен: одни говорили, что он лишился зрения на дуэли, другие утверждали, что глаз Потёмкину выбил в драке сам Орлов. Но наиболее достоверной версией кажется исследователям та, по которой молодой князь, сильно заболев горячкой, по каким - то причинам недоверяя медикам, велел слуге призвать для своего лечения сельского знахаря- простого мужика. Следствием этого неграмотного лечения, возможно, и стала слепота на один глаз. Приближённые к Потёмкину люди говорили о глубоких переживаниях князя по этому поводу, так - как он всегда немало заботился о своей внешней привлекательности. Кстати, насчет внешнего облика князя существуют противоположные мнения. Одни современники хвалят его внешние достоинства, называя его “красивейшим мужчиною своего времени” и так описывают его облик: “ …чело возвышенное, округлое, нос соразмерно протяжённый, орлиный, глаза голубые, взгляд острый… голос ясный и звонкий… цвет лица белый, оттененный свежим румянцем… волосы имел светло-русые, поступь мужественная, осанка величественная…”. Конечно, зная нравы того времени, можно предположить, что восхваляя, таким образом князя, летописцы просто льстили фавориту императрицы. В таком случае, что же могли говорить о нём завистники? А утверждали и такие вещи, что Потёмкин был некрасив, смугл и кривоног, волосы его всегда были в беспорядке; якобы князя часто можно было видеть расхаживающим по своим апартаментам неодетым, непричёсанным, грязным и кусающим ногти. Так же князя обвиняли в том, что он злоупотребляет своей властью и сорит деньгами. Во всяком случае, и то и другое мнение имеет свои крайности и не может претендовать на абсолютную достоверность.Итак, деятельный, живой телом и духом, Потёмкин после своего возвышения начинает заниматься самыми разнообразными задачами: сидит в Синоде в качестве помощника обер-прокурора, наблюдает за шитьём казённых мундиров, командует ротой, позже командируется в Москву для участия в Комиссии по составлению Уложения в качестве опекуна от депутатов - иноверцев, и т.д.

А второго января 1769 года было объявлено, что “Григорий Потёмкин, по Высочайшему ЕЁ Императорского величества соизволению, отправляется в армию волонтиром”. С этого момента Потёмкин настойчиво делает свою карьеру в армии, при поддержке Екатерины. Его ратная служба проходила в армиях Голицина и Румянцева. На поле боя Потёмкин показал себя храбрецом, не раз ходил он в кавалерийскую атаку, рисковал собственной жизнью. В возрасте тридцати лет князь становится командиром бригады, в которую входило два кирасирских полка, а в 1771 году он получает звание генерал-поручика.

Впоследствии Потёмкин успешно участвовал в сражениях и походах, где был не единожды отличён сослуживцами и императрицей. В 1773 году в своей переписке с Вольтером Екатерина с удовольствием сообщает ему о подвигах Потёмкина в сражении против турок. По случаю празднования Кучук - Кайнарджийского мира князь был возведен в графское достоинство, получил золотую шпагу, осыпанную алмазами, портрет императрицы, осыпанный бриллиантами, для ношения на груди на Андреевской ленте; далее он удостоился Андреевской ленты и ордена св. Георгия. Императрица также позаботилась о доставлении своему новому любимцу заграничных знаков отличия. Король Польский препроводил князю орден Белого Орла и св. Станислава; Фридрих Великий - ленту чёрного Орла; датский король прислал орден Слона - и это далеко не весь список. Вообще, как видно будет из дальнейшего рассказа, Потёмкина, пожалуй, можно назвать в своём роде счастливчиком. Фортуна благоволила к нему. Таков был этот человек: в одно и то же время баловень удачи и жертва чрезмерной благосклонности судьбы.

Родившись и живя в Крыму, я просто не могу не уделить должного внимания заслугам такого незаурядного человека, как князь Григорий Александрович Потёмкин, в деле развития и становления этого региона.

После издания Екатериной II девятнадцатого апреля 1783 года Манифеста о присоединении Кубани, Тамани и Крымского полуострова к России, последовала кропотливая работа по превращению края в экономически и политически развитый регион. Вся тяжесть этой огромной ответственной работы легла на плечи князя Потёмкина и администрации Новороссийского наместничества. Предстояло в кроткие сроки решить целый ряд глобальных вопросов, особенно касающихся Крымского полуострова с его специфической этнонациональной структурой, особенностями землепользования и сложностями в конфессиональной практике. Князь, как человек деятельный и дальновидный сразу поставил перед собой несколько целей, по - первых, чтобы не допустить возвращения полуострова под протекторат османов, предстояло построить крепости, дороги, флот, и для этого вполне подошли солдаты и осуждённые, специально переведённые сюда. Второй важной задачей являлось заселение земель, опустевших после массовой эмиграции мусульман. Для решения данного вопроса Потёмкин разработал целый ряд проектов. Александр Григорьевич сумел убедить Двор в необходимости переселения дворцовых крестьян, раскольников, армян, греков, вывезенных в 1778-1779 г.г. из Крыма в Приазовье, казённых крестьян с оказанием им финансовой помощи; амнистировать политических эмигрантов и возвратить их на родину. Потёмкину принадлежит идея по использованию вербовщиков, поощряемых за привезённых в Крым переселенцев, к примеру, за привоз трехсот военных поселенцев вербовщик получал чин майора пехоты, за сто пятьдесят - чин капитана и т.п., а за каждую девицу, привезённую в Крым и выданную замуж за новосела, вербовщик получал пять рублей серебром.

Интересным фактом является провозглашение сенсационного по тем временам права для свободных переселенцев: независимо от сословного происхождения владельцы наделов, начавшие обработку земель, получали статус помещика, ранее принадлежавший только дворянам.

Известно, что князь использовал и другие, иногда весьма оригинальные методы по привлечению переселенцев в Крым: английские исследователи утверждают, что русский посол в Лондоне по просьбе Светлейшего князя обратился к английскому правительству с предложением отправлять их осужденных в Крым. Однако вся эта активная деятельность наместника не принесла ожидаемых результатов: исход мусульман за рубеж продолжался, поэтому уезды полуострова обезлюднивали на глазах.

Бессильный остановить процесс исхода коренных народов, Потёмкин обращается к т.н. “Диссидентскому плану” - переселению в Россию иностранных поданных, прежде всего, эмигрантов православного вероисповедания из стран Балканского полуострова, находящихся под протекторатом Стамбула и Польши, а также из государств западной Европы (Пруссии, Австрии, Испании, итальянских земель и т.д.). Иностранцам, пожелавшим поселиться в Новороссийских губерниях, разрешалось выбирать место жительство и род занятий, кроме того, они получали право свободно исповедовать свою веру, строить храмы, формировать структуру административного самоуправления и т.д. Однако, “Диссидентский проект” не удалось реализовать в полной мере.

Вместо крестьян, способных быстро начать колонизацию края, вербовщики часто привозили из Западной Европы проходимцев, авантюристов и жуликов, планировавших обогатиться обманом. Среди всех иностранцев оказалось лишь несколько сотен профессиональных земледельцев, способных отдать свои знания и опыт новой родине.

Но даже в такой сложнейшей ситуации энтузиазм не оставляет Потёмкина и он находит выход из положения. Ярким примером является его отношение к беглым крепостным крестьянам, оказавшимся на землях Тавриды. Стремясь увеличить земледельческое население края, он приписывал “крепаков” к общинам казённых крестьян со статусом свободных поселенцев, что вызывало поток жалоб помещиков Петербург на противоправные действия князя. Кроме того, перед началом второй русско-турецкой войны (1787-1791 г.г.) наместник начал активно формировать в Таврии Черноморское Казацкое войско, в составе которого оказались бывшие запорожские казаки, военные поселенцы, греки-волонтеры, а также крепостные крестьяне, купленные Потёмкиным у местных помещиков - этим крестьянам после войны гарантировалась личная свобода и наделение землей.

В силу своих либеральных политических взглядов у наместника Новороссии сформировались взгляды антикрепостника: в декабре 1787 года, по проекту Потёмкина Екатерина издала т.н. “Особые инструкции” аннексированных земель Юга. Главным их содержанием являлся процесс ликвидации исключительной монополии дворян на землевладение, формирование достаточно либерального крестьянского самоуправления; участие в выборах должностных лиц крестьян, участие правлений крестьянских обществ в раскладе и сборе казенных податей и другое. В новых земледельческих обществах выбранные крестьянские сотские и десятские помогали уездным государственным учреждениям контролировать экономическую деятельность сограждан, заниматься вопросами общественного призрения, фиксировать и информировать местные органы власти о появлении в селах беглых и т.д.

Новое административно - общественное устройство уездов Тавриды позволяло свободным земледельческим сословиям получить значительно лучшие условия для хозяйственного освоения и обогащения, чем в крепостнической метрополии.

Однако такие полезные начинания князя испортила весть о начале второй русско-турецкой войны; многие люди, как христиане, так и мусульмане, поспешили покинуть полуостров. Опасность высадки десанта османов в приморских городах и развёртывание на территории полуострова боевых действий в определённой степени обеспокоило наместника, отдавшего распоряжение по перебазировке всех учреждений областного Таврического правительства из Симферополя в Перекоп, где оно находилось с августа по декабрь 1787 г. Город обезлюдел и потускнел, в нем располагался лишь полк Крымско-Кубанской дивизии, отдельные военные учреждения. Таким образом, война нанесла ощутимый удар по колониальным, в т.ч. народонаселенческим планам князя Потёмкина. Тем более, став президентом Военной Коллегии, а с начала войны - Главнокомандующим вооружёнными силами страны, он физически не мог уделять столько пристального внимания отдельным областям или губерниям Новороссии. Огромное количество времени князя занимали сложнейшие проблемы: неподготовленность к боевым действиям сухопутной армии, недостаточное оснащение и вооружение Черноморского флота и др.

После смерти Потёмкина в 1791 г. Екатерина II посчитала, что замены князю на посту наместника Новороссии не имеется, поэтому назначила генерал - губернатором себя, а затем уже, в 1793 г. бразды правления переходят к новому фавориту императрицы - графу Зубову.

Подводя итоги семилетнего управления Таврией князем Потёмкиным (1783-1791 г.г.), следует отметить, что до настоящего времени довольно сложно сделать однозначные выводы о том, насколько успешно справился князь с возложенной на него задачей.

Его современники, не только вельможи - соперники, но и придворные историки подчеркивали огромный разрыв межу его намерениями и достижениями; безудержным размахом планов и результатами их реализации; отмечали в его характере привязанность к показным успехам, сибаритизм, любовь к роскоши, транжирование огромных государственных средств не по назначению и т.д.

Однако, отвечая критикам прошедших веков и нынешним поколениям историков, можно заметить, что в деятельности Потёмкина присутствовал целый ряд позитивных сторон.

Князь располагал особыми преимуществами наряду с другими наместниками государства, т.к. в его руках находилось управление вооруженными силами России и высшая гражданская власть в Новороссийском наместничестве, что позволяло организовать прямое руководство краем. Он действовал не жалея сил при строительстве Черноморского и Азовского флотов, возведении крепостей и укреплений; построил стратегическую цитадель Юга страны - Севастополь; начал колонизацию Таманского полуострова и Кубани, положил дорогу империи на Кавказ, и тд.

Кроме субъективных, существовал целый ряд объективных причин медленной колонизации Крыма: это и нерешительность руководства России по отношению к дворянству, сложная эпидемиологическая обстановка (чума, холера, тиф) на полуострове; постоянная опасность со стороны Стамбула; сложившееся мнение в менталитете русского человека к татарам, с которыми необходимо было жить и работать; а также ряд других причин.

Поэтому не стоит корить князя за то, чего он не успел или не сумел осуществить, но необходимо помнить, о том, что было им с успехом реализовано в Крыму.

Делись добром ;)