А.Д. Меншиков как государственный деятель

курсовая работа

Глава I Вопрос о происхождении Меншикова

Имя Александра Даниловича Меншикова прочно связано с петровскими преобразованиями, и человек он, несомненно, одаренный и сумевший получить известность на самых различных поприщах - военном, административном. Уже с первых шагов при попытке определения статуса Меншикова мы наталкиваемся на серьезные трудности. Дело в том, что у нас не имеется достоверных сведений о родителях Мен-шикова, о годе и месте его рождения. Но все детство и юность, время его появления при дворе, обстоятельства, которые сблизили его с Петром - все это представляет собой ряд страниц либо белых, либо наполненных таким количеством фантазий и выдумок, что разобраться в них с полной ясностью представляется совсем невозможным.

На самом деле, кто такой был Меншиков? Каково его происхождение? Действительно ли знамени-тый фаворит Петра Великого был тем «безродным баловнем счастья», каким он изображается во всех биографиях? Действительно ли человек, достигший звания первого министра и генералиссимуса, одно время полно-властно управлявший Россией и даже чуть не основавший собственную династию, был такого низкого происхождения, что вынужден был продавать на улицах пирожки, как рассказывают многие современ-ники?

Как ни легендарно звучат подобные рассказы, но, в сущности, из всего, что касается начала жизненного поприща Меншикова, только вопрос о его происхождении может считаться в настоящее время более или менее выяс-ненным. Не подлежит никакому сомнению, что первый «светлейший князь» действительно происходил из простолюдинов, и можно даже вполне со-гласиться с мнением Соловьева, который и само предание о мальчи-ке-пирожнике считает заслуживающим полного доверия.

Самое раннее свидетельство о происхождении Меншикова относится к 1698 году. Не занимал он тогда никаких постов, хотя ему тогда было 26 лет. Секретарь австрийского посольства Иоганн Корб называл Меншикова «царским фаворитом Алексашкой». В «Дневнике путешествия в Московию» Корб поместил фразу, свидетельствующую, с одной стороны, о влиятельности Алексашки, а с другой - о его происхождении: «Говорят, что этот человек вознесен до верха всем завидного могущества из низшей среди людей участи». Павленко Н.И. Полудержавный властелин. - М.: Молодая гвардия, 1999. - С. 24.

Существуют два параллельных предания относительно происхождения Меншикова: одно - более распространенное, по которому будущий фаворит был сыном придворного конюха и мальчиком продавал на улицах пирожки; другое - выводящее его из знатной литовской фамилии. Последнее, по-видимому, находит полное подтверждение в дипломе императора Иосифа I от 1706 года, возводящем его в княжеское Римской империи достоин-ство, и в русском дипломе 1707 года, которым Петр дарует своему любим-цу титул светлейшего князя Ингерманландского.

Эти два официальных документа могли бы служить достаточным до-казательством благородного происхождения Меншикова и заставить от-нести все рассказы о придворном конюхе-отце светлейшего князя и о маль-чике-пирожнике к области легенд. На самом же деле, ни при жизни князя, ни впоследствии, никто не придавал значения этим официальным бумагам. И во всех почти записках иностранцев, побывавших на русской службе, как и в донесениях послов, писавших, конечно, со слов окружающих русских, мы встречаем с небольшими лишь изменениями, сведения о том, что всемогущий фаворит происходил из низших слоев общества.

Что же касает-ся версии о мальчике-пирожнике, то ее повторяют немногие, но зато подтверждает царский токарь Андрей Нартов, описавший событие, очевидцем которого был. Как-то Меншиков чем-то разгневал царя. «Знаешь ли ты, - кричал рассерженный Петр, - что я разом поворочу тебя в прежнее состояние, чем ты был? Тотчас же возьми кузов свой с пирогами, скитайся по лагерю и улицам и кричи: пироги подовые, как делывал прежде. Вон!» Хрестоматия по истории России : учебное пособие / сост. А.С. Орлов, В.А. Георгиев, Н.Г. Георгиева, Т.А. Сивохина. - М.: ООО ТК Велби, 2003. - С. 163.

Разноречивость версий, подчас содержавших явный налет фольклора, свидетельствует, с одной стороны, об интересе современников к карьере Меншикова, а с другой, подтверждает факт, что и для них, современников в возвышении князя было немало загадочного. Что касается появления Меншикова при царском дворе, то рассказ о том выглядит не менее респектабельно: будущий князь заставил обратить на себя внимание царя такими привлекательными качествами, как ум и сметливость.

Поначалу Алексашка прибыл устраивать свою судьбу в потешную роту. «Как скоро его светлость явился в эту роту, тотчас же был принят его величеством в число солдат (в октябре 1691 года), потому что он отличался красивой наружностью и счастливой физиономией и в своих речах, возражениях и ответах. Равно как и в своих приемах, обнаружил бойкий живой ум, здравый рассудок и добросердечие». Павленко Н.И. Александр Данилович Меншиков. - М.: Наука, 1983. - С. 32.

Среди волонтеров, отправившихся в 1697 году за границу для обучения кораблестроению, Алексашка стоял первым в списке того самого десятка, который возглавлял десятник Петр Михайлов - царь. Меншиков не расставался с ним ни на минуту. Вместе с Петром он работал на верфи Ост-индской компании в Голландии, где одновременно с ним получил от корабельного мастера аттестат, удостоверявший, что он овладел специальностью плотника-кораблестроителя. Из Голландии Петр отправился в Англию для обучения инженерному искусству кораблестроения. Его и здесь сопровождал неразлучный друг Алексашка. Вместе с царем он находился в толпе волонтеров, составлявших свиту великого посольства, присутствовал на торжественных приемах, осматривал достопримечательности столиц западноевропейских стран - арсеналы, монетные дворы, кунсткамеры, промышленные предприятия, как и Петр, он жадно впитывал увиденное, с поразительной легкостью усваивал азы артиллерийского дела, фортификации, кораблестроения. Это была практическая школа, расширявшая кругозор царского любимца, в детские годы не получившего никакого образования. Но весть о возмущении стрельцов вынудила Петра вернуться в Москву.

Каковы были плоды этой поездки, как подействовало на Меншикова все увиденное и услышанное, что дала эта поездка для расширения кругозора, помимо знакомства с ко-рабельным делом? На все эти вопросы, мы не можем дать точного ответа. Касаясь образования Меншикова, мы знаем достоверно только одно - если он и не был совершенно безграмотен, как утверждают многие, то, во всяком случае, не умел писать. Сохранились две расписки, от 1702 и 1704 годов, о получении им жалованья по званию корабельного мастера; в одной его рукой сделана надпись: «Александр Меншиков принял», в другой - «взял и списался». Но за исключением этих двух документов, в бумагах Меншикова не сохранилось ни одной строчки, написанной его рукой; во всех его письмах, даже самых секретных, только подпись принадлежит ему, да и та нацарапана такими каракулями, что разобрать ее совершенно невозможно. Из ино-странных языков Меншиков знал только немецкий, которому научился, вероятно, по слуху. Читаем запись датского посла Юста Юля под 1710г.: «Князь Меншиков говорит порядочно по-немецки, так что понимать его легко, и сам он понимает, что ему говорят». Павленко Н.И. Александр Данилович Меншиков. - C. 27.

Совершенно понятно, что образованный европеец был поражен отсутствием самого элементарного образования у первого сановника в государстве и особенно его влиянием на человека, в такой степени ценившего образование, как Петр. «В великом муже и полководце, каким он почитается, - иронически замечает по этому поводу датский посланник Юст Юль, - подобная безграмотность особенно удивительна» Там же. - С.28.. Но сам факт этого влияния на царя, не подлежит никакому сомнению, служит лучшим доказатель-ством того, как высоко ценил Петр I природные дарования Меншикова, его энергию, находчивость и безусловную преданность.

Впрочем, недостаток даже элементарного образования не исключал еще для Меншикова возможности расширить свой кругозор, приобрести многие необходимые ему знания и развиваться путем получения практичес-ких знаний. Благодаря восприимчивости люби-мец царя, его неразлучный спутник и товарищ, как в отдыхе, так и в труде, Меншиков учился и развивался наравне со своим царственным другом, проходил, под его руководством, одну с ним школу. Попав к нему с улицы, будучи еще мальчиком-пирожником, и поглощенный трудной службой требовательному и нетерпеливому господи-ну, при котором должен был находиться постоянно, Меншиков не имел возможности подготовиться к своей будущей роли путем теоретическим. Но именно эта постоянная близость к Петру, бравшему его с собою и в мастерские, и в музеи, и на придворные пиршества. Необходимость пригляды-ваться и прислушиваться ко всему окружающему и уяснить себе все увиден-ное и услышанное, чтобы потом суметь угодить царю, чтобы быть в состоянии понимать и даже предугадывать его желания, все это, несомненно, плодотворно сказалось на развитии одаренного от природы молодого человека. И можно с уверенностью сказать, что Меншиков вернулся на родину с более широким умственным запасом идей и зна-ний, чем до отъезда за границу.

Несомненно, также, что новый царский любимец, каким он уже считал-ся в то время, вполне поддерживал преобразователь-ные идеи и замыслы Петра Великого, его намерение все переделать на иностранный манер. Да и отношение царя Петра к Европе, при всей его восторженности, в известной мере оставалось, если можно так выразиться, потребительским. Известна фраза царя: «Европа нам нужна лет на сто, а потом мы повернемся к ней задом». Гумилев Л.Н. От Руси до России : очерки этнической истории. - М.: Рольф, 2000. - С. 281. По всей вероятности, увлечение Западом со стороны Меншикова было вполне ис-кренним. Так как в нем оно не сталкивалось с тем уважением к старым традициям, которые заставляли других, более родови-тых спутников Петра смотреть на иноземцев и на все иноземное с недовери-ем и пренебрежением. Меншиков в полном смысле этого слова новый человек, его ничто не связывает со стариной; он знает только волю своего повелителя и приспосабливается к ней тем охотнее, что новые порядки ему на руку, так как открывают ему новые просторы для его пробуждающегося честолюбия.

Страницы этой главы, посвященные происхождению Меншикова, проливают в какой-то мере свет на характер князя. Он пускался во все тяжкие, чтобы удовлетворить свое неуемное тщеславие. Происхождение Меншикова помогает постичь еще одну его особенность - ненасытную тягу к богатству. Человек, подобно ему выбившийся из нищеты, быстро познавал цену богатству, прелесть роскоши и не стеснялся в выборе средств для приобретения того и другого. Вместе с тем необходимо помнить: кем бы ни были предки Александра Даниловича Меншикова, торговал ли он сам пирожками или нет, существенного значения не имело, ибо Меншиков, влившись в ряды новой знати, став светлейшим князем, безоговорочно служил интересам этой знати. Прошлое оставляло у него лишь неприятное воспоминание, создавало своего рода комплекс социальной неполноценности в общении с родовыми людьми.

Таким образом, на формирование взглядов Меншикова и процесс его становления как личности оказали влияние:

1. Обстановка в стране.

2. Собственные умения.

3. Личность Петра I.

Делись добром ;)