2-я Ударная армия

курсовая работа

Глава I. Создание Волховского фронта

Оборона Ленинграда занимает одну из самых трагичных и героических страниц в истории Великой Отечественной войны. Враг рассчитывал захватить Ленинград через две недели после нападения на СССР. Но стойкость и мужество Красной Армии и народного ополчения сорвали немецкие планы. Вместо намеченных двух недель противник пробивался к Ленинграду 80 суток.

Со второй половины августа до середины сентября 1941 г. германские войска пытались штурмовать Ленинград, но решающего успеха не достигли и перешли к блокаде и осаде города. 16 октября 1941 г. восемь немецких дивизий форсировали р. Волхов и устремились через Тихвин к р. Свирь, чтобы соединиться с финской армией и замкнуть второе блокадное кольцо восточнее Ладожского озера. Война 1941-1945. Факты и документы. М., 2001. С. 111 Для Ленинграда и войск Ленинградского фронта это означало верную гибель

Противник после соединения с финнами собирался наступать на Вологду и Ярославль, намереваясь образовать новый фронт севернее Москвы и одновременным ударом вдоль Октябрьской железной дороги окружить наши войска Северо-Западного фронта. В этих условиях советская Ставка Верховного Главнокомандования, несмотря на критическое положение под Москвой, изыскала возможность усилить резервами 4-ю, 52-ю и 54-ю армии, которые оборонялись на Тихвинском направлении. Они перешли в контрнаступление и к 28 декабря отбросили немцев за Волхов. История ордена Ленина Ленинградского военного округа. М., 1974. С. 261.

В ходе этих боев советская Ставка разработала операцию по полному разгрому немцев под Ленинградом. Для выполнения задачи 17 декабря был образован Волховский фронт. В него вошли 4-я и 52-я армии и две новые армии из резерва Ставки - 2-я Ударная (бывшая 26-я) и 59-я. Фронту под командованием генерала армии К.А. Мерецкова предстояло силами 2-й Ударной, 59-й и 4-й армий вместе с 54-й армией Ленинградского фронта (находилась вне блокадного кольца) уничтожить Мгинскую группировку противника и тем самым прорвать блокаду Ленинграда, а ударом в южном направлении силами 52-й армии освободить Новгород и отрезать врагу пути отхода перед Северо-Западным фронтом, который тоже переходил в наступление. Погодные условия благоприятствовали проведению операции -- в лесисто-болотистой местности суровая зима сковала болота и реки.

Еще до начала операции отдельные подразделения и части 52-й армии, 24 - 25 декабря, по своей инициативе форсировали Волхов, чтобы не дать противнику закрепиться на новом рубеже, и даже захватили небольшие плацдармы на западном берегу. В ночь на 31 декабря Волхов форсировали подразделения только что прибывшей 376-й стрелковой дивизии 59-й армии, но удержать плацдармы никому не удалось. Там же. С. 275.

Причина заключалась в том, что как раз накануне, 23 - 24 декабря, неприятель завершил отвод своих войск за Волхов на заранее подготовленные позиции, подтянул резервы живой силы и техники. Волховская группировка 18-й немецкой армии состояла из 14 пехотных дивизий, 2 моторизованных и 2 танковых. Волховский фронт с приходом 2-й ударной и 59-й армий и частей Новгородской армейской группы получал перевес над противником в живой силе в 1,5 раза, в орудиях и минометах в 1,6 раза, в самолетах в 1,3 раза. Гальдер Ф. От Бреста до Сталинграда: Военный дневник. Смоленск, 2001. С. 567

На 1 января 1942 г. Волховский фронт объединял 23 стрелковых дивизии, 8 стрелковых бригад, 1 гренадерскую бригаду (из-за нехватки стрелкового оружия была вооружена гранатами), 18 отдельных лыжных батальонов, 4 кавалерийские дивизии, 1 танковую дивизию, 8 отдельных танковых бригад, 5 отдельных артполков, 2 гаубичных полка большой мощности, отдельный полк противотанковой обороны, 4 гвардейских минометных полка реактивной артиллерии, зенитно-артиллерийский дивизион, отдельный бомбардировочный и отдельный ближнебомбардировочный авиаполк, 3 отдельных штурмовых и 7 отдельных истребительных авиаполков и 1 разведывательную эскадрилью.

Однако Волховский фронт имел к началу операции четверть боекомплекта, 4-я и 52-я армии были измотаны боями, в их дивизиях осталось 3,5 - 4 тыс. чел. вместо штатных 10 - 12 тыс. Лишь 2-я Ударная и 59-я армии имели полный комплект личного состава. Но зато у них почти совсем отсутствовали прицелы для орудий, а также телефонный кабель и радиостанции, что весьма затрудняло управление боевыми действиями. Недоставало в новых армиях и теплой одежды. Кроме того, на всем Волховском фронте не хватало автоматического оружия, танков, снарядов, транспорта. На Волховском фронте: Сб. Л., 1973. С. 13

17 декабря 1941 года на только что образованный Волховский фронт начали прибывать первые эшелоны 2-й Ударной армии. В состав армии входили: стрелковая дивизия, восемь отдельных стрелковых бригад, двух отдельных танковых батальонов, трёх гвардейских миномётных дивизионов и артиллерийского полка РГК. 2-я Ударная армия начала формироваться в конце октября 1941 года на территории Приволжского военного округа. Основная часть её личного состава была призвана из южных и степных районов и на Волховском фронте впервые увидела леса и болота. Бойцы опасливо обходили лесные чащобы и скучивались на полянах, чем представляли отличную мишень для врага. Многие солдаты не успели пройти элементарной боевой подготовки. Не блистали выучкой и лыжные части. Некоторые лыжники, например, предпочитали идти по глубокому снегу пешком, неся лыжи, как ненужный груз, на плечах. Требовались большие усилия, чтобы из этих новобранцев сделать умелых бойцов. Ленинградская битва 1941-1945: сб. СПб., 1995. С. 104-105.

Соединения имели укомплектованный штатный состав, который, однако, как уже было сказано выше, не прошел курс боевой подготовки и подразделения их не были сколочены. Штабы не были обучены и не имели средств связи. Не хватало минометов, пулеметов и стрелкового вооружения. Войска не имели зенитных средств защиты. Артиллерия имела лишь четверть боекомплекта. Боеприпасов для стрелкового оружия было крайне мало.

Теперь мне бы хотелось обратиться к воспоминаниям ветеранов 2-й ударной армии, в частности И. Венца, полковника в отставке, бывшего комиссара 59-й отдельной стрелковой бригады:

«Формирование бригады началось в конце октября 1941 года в Приволжском военном округе с базой в селе Дергачи, районном центре Саратовской области. Кроме здания школы, приспособленного под штаб бригады, каких-либо других зданий для размещения формирующихся частей и подразделений не было, поэтому личный состав располагался постоем в крестьянских домах Дергачей и окрестных деревень, что безусловно отрицательно сказывалось на подготовке и формировании подразделений.

Руководство формированием пришлось возглавлять мне, так как командир и начальник штаба бригады прибыли в часть только в 20-х числа декабря - за день-два до отправки первого эшелона.

Буквально в последний день перед отправкой мы сумели провести единственное учение бригады на тему «Марш и встречный бой» и то, внезапно поднявшийся буран и снежная вьюга, помешали успешному завершению, так как начались массовые обморожения.

Очень плохо в ходе формирования поступало вооружение и материальная часть. Так пушки и минометы, часть винтовок и немного автоматов мы получили только в Ярославле на станции Всполье, где мы поступили в состав 2УА в последней декаде декабря 1942 года. Все это не могло не сказаться на качестве первых боевых действий бригады.

Однако следует отметить, что бригада получила отменное пополнение.

Достаточно сказать, что мы получили 500 человек коммунистов и комсомольцев, бывших средних и младших командиров и политработников, направленных в бригаду в качестве рядовых политбойцов.

Получив в Ярославле технику и вооружение, мы начали отправлять эшелоны, скопившиеся на ст. Всполье. Продвижение шло крайне медленно. Наш первый эшелон, в котором находился и я, прибыл на ст. Неболочь, конечный пункт, рано на рассвете 31 декабря. Здесь же мы получили и первое боевое крещение - налет самолетов немецкой авиации, обстрелявших эшелон и сбросивших бомбы. К счастью жертв почти не было.

Далее в пешем порядке при глубоких снежных заносах, расчищая путь транспорту, части двигались к Малой Вишере и далее по маршруту движения передовых частей 2УА». Любанская наступательная операция. Январь-июнь 1942 года: Сб. СПб., 1994. С. 76-77.

На примере 59-й отдельной стрелковой бригады, мы видим, что войска, прибывавшие на фронт, были либо мало обучены, либо не обучены вовсе. То, что в пополнении было «500 человек коммунистов и комсомольцев» ещё ничего не значит - на фронте нужны бойцы, которые не понаслышке знают военное дело, а любовь к партии не защищала от немецких пуль и снарядов.

Характеризуя 2-ю Ударную армию, нелишне остановиться на ее командующем, в период с 10 января по 20 апреля 1942 года, генерал-лейтенанте Г.Г. Соколове. Он совсем недавно пришел в Красную Армию из НКВД, где был одним из заместителей Берии. Этот командарм отличался полной военной бездарностью и неспособностью руководить войсками. Процитирую для примера выдержки из приказа этого новоявленного полководца от 19 ноября 1941 года:

1. Хождение, как ползанье мух осенью, отменяю и приказываю впредь в армии ходить так: военный шаг - аршин, им и ходить. Ускоренный - полтора, так и нажимать.

2. С едой не ладен порядок. Среди боя обедают и марш прерывают на завтрак. На войне порядок такой: завтрак - затемно, перед рассветом, а обед - затемно, вечером. Днем удастся хлеба и сухарь с чаем пожевать - хорошо, а нет - и на том спасибо, благо день не особенно длинен.

3. Запомнить всем - и начальникам и рядовым, и старым и молодым, что днем колоннами больше роты ходить нельзя, а вообще на войне для похода - ночь, вот тогда и маршируй.

4. Холода не бояться, бабами рязанскими не наряжаться, быть молодцами и морозу не поддаваться. Уши и руки растирай снегом». Ленинградская битва 1941-1945: Сб. СПб., 1995. С. 105-106.

По замыслу операции 2-я Ударная армия должна была по мере прибытия эшелонов разгружаться в Малой Вишере и форсированным маршем направляться в расположение 52-ой армии генерала Н.К. Клыкова ( 80-90 км по глубокому снегу и бездорожью ) и с ходу вступить в бой. Когда полковник Антюфеев обратил внимание Соколова на плохую организацию марша, отсутствие боеприпасов и продовольствия, тот беззаботно пожал плечами и многозначительно указал пальцем в потолок: «Так требует хозяин. Надо выполнять!» Там же. С. 106.

Но, как бывало не раз, железное «надо» не сработало. 2-я Ударная армия своевременно не прибыла на боевые позиции, и это вынудило Мерецкова просить Москву о переносе срока начала наступления. Ставка, учитывая тяжёлое положение Ленинграда, согласилась отсрочить начало наступления до 7 января 1942 года.

Генерал Мерецков был недавно освобожден из застенков НКВД. Страх и желание доказать свою преданность приведут к тому, что Мерецков станет безропотно выполнять многие недостаточно продуманные приказания из Москвы. В случае возникновения трудностей на фронте Мерецков вместо смелых самоличных решений будет страховаться постановлениями Военного совета фронта.

В качестве представителя Ставки к нему был назначен печально известный Л.З. Мехлис.

При всех отрицательных качествах Мехлиса, его капризности, подозрительности, мнительности, сталинский посланник сыграл в целом положительную роль в подготовке Волховского фронта к наступлению. Так, узнав о том, что прибывающие армии совсем не обеспечены артиллерией, а имеющиеся на фронте орудия разукомплектованы, лишены оптических приборов и средств связи, Мехлис сообщил об этом Сталину, и вскоре в Малую Вишеру был послан командующий артиллерией Красной Армии Н.Н. Воронов с несколькими вагонами недостающего оборудования.

Помог Мехлис Волховскому фронту и в том, что смог лично убедиться в полной неспособности Соколова руководить армией. Он поддержал ходатайство Военного совета фронта о его смещении. Правда, Соколов был отозван в Москву только 10 января 1942 года, уже в ходе начавшегося наступления. Заодно по рекомендации Мехлиса был заменен и член военного совета армии бригадный комиссар А. И. Михайлов. А несколькими днями ранее, докладывая в Москву, Мехлис остался очень доволен Мерецковым, который пообещал Сталину, несмотря на неподготовленность фронта, начать наступление 7 января. Верховный оценил такое рвение и направил Мерецкову личное послание такого содержания: Уважаемый Кирилл Афанасьевич!

Дело, которое поручено Вам, является историческим делом освобождение Ленинграда, сами понимаете - великое дело. Я бы хотел, чтобы предстоящее наступление Волховского фронта не разменивалось на мелкие стычки, а вылилось бы в единый мощный удар по врагу. Я не сомневаюсь, что Вы постараетесь превратить это наступление именно в единый и общий удар по врагу, опрокидывающий все расчеты немецких захватчиков.

6-го января командующий войсками Волховского фронта генерал артиллерии К.А. Мерецков подписал приказ о переходе в наступление.

«Войскам Волховского фронта 7 января 1942 года всеми силами перейти в решающее наступление на врага, прорвать его укрепленные позиции, разгромить его живую силу, преследовать неотступно остатки разбитых частей, окружить и пленить их». В приказе было определено направление главного удара фронта (Сиверская - Волосово) и ближайшая задача прорвать оборонительные полосы противника на реке Волхов, Тигода, Равань и выйти на фронт Любань, Дубовик, Чолово. Коняев Н. Два лица генерала Власова. М., 2003. С. 60.

Оценивая действия командующего Волховским фронтом, можно сделать вывод, что это письмо от товарища Сталина не только не ободрило Мерецкова, а повергло в его панику. Он отлично понимал, что осуществить предложенный Ставкой план наличными средствами фронта не возможно. Мерецкову следовало бы объяснить это Сталину, но, видимо, в Кирилле Афанасьевиче слишком свежа была память о допросах в НКВД. Он струсил. Скорее всего, именно здесь была допущена первая роковая ошибка.

К началу наступления во 2-й Ударной и 59-й армиях исходное положение заняли немногим больше половины соединений. Остальные соединения, армейская артиллерия и некоторые части усиления еще следовали в железнодорожных эшелонах. Тыл фронта не создал систему баз с запасами материальных средств, боеприпасов, средств связи, не развернул медицинские учреждения, не сформировал дорожно-эксплуатапионную и дорожно-строительную службы. Фронтовой и армейские тылы не были обеспечены в потребном количестве ни автотранспортом, ни гужевым транспортом.

Не завершив сосредоточения и не закончив подготовку, войска фронта перешли в наступление. Но не разведанная и, следовательно, не подавленная нашей артиллерией оборонительная позиция врага позволила ему сохранить всю огневую систему. Наши части, встреченные сильным пулеметным, минометным и артиллерийским огнями, были вынуждены отойти на исходные рубежи. Военный Совет фронта снова обратился к Ставке с просьбой отложить начало операции на три дня, которых опять не хватило, и Ставка 10 января во время разговора по прямому проводу предложила отложить еще раз начало наступления.

Сохранилась запись телефонного разговора К.А. Мерецкова со Ставкой.

По всем данным, у вас не готово наступление к 11-му числу. Если это верно, надо отложить на день или два, чтобы наступать и прорвать оборону противника. У русских говориться: поспешишь людей насмешишь. У вас так и вышло, поспешили с наступлением, не подготовив его, и насмешили людей. Если помните, я вам предлагал отложить наступление, если ударная армия Соколова не готова, а теперь пожинаете плоды свое поспешности...» Коняев Н. Два лица генерала Власова. М., 2003. С. 61.

Здесь я хотел бы сделать небольшое отступление.

Читая текст личного письма Сталина Мерецкову и запись их телефонного разговора, невольно задумываешься о коварстве Сталина. Отправив две недели назад это письмо Мерецкову, он спровоцировал командующего Волховским фронтом начать неподготовленное наступление, а теперь отстраняется от ответственности, целиком перекладывая ее на плечи командующего фронтом.

С другой стороны, в письме нет и намёка на необходимость ускорить начало операции. Напротив, Сталин подчеркивал, что наступление не должно размениваться на мелкие стычки. Теперь он вновь сдерживает Мерецкова, даёт дни, чтобы все-таки подготовиться к прорыву.

Но, как мне кажется, от страха Кирилл Афанасьевич уже не способен был адекватно оценивать слова Сталина. Похоже, он даже не понимал, что Сталин ждет от него не рапорта о начале наступления, а конкретного результата - прорыва блокады Ленинграда.

Итак, И.В. Сталин дал согласие перенести срок наступления войск фронта на 13 января, хотя реально, чтобы подготовить наступление, требовалось по меньшей мере еще 15-20 суток. Но о таких сроках не могло быть и речи.

Прежде чем перейти к описанию боёв Любанской операции и боёв 2-й Ударной армии в частности, я бы хотел описать положение армий на фронте.

Для немецких войск готовившееся наступление войск Волховского фронта было известно. Разведка точно установила создание ударной группировки противника перед фронтом 126-й пд и перед правым крылом 215-й пд. Было установлено также, что противник готовит атаки на плацдармы Грузино и Кириши, а также на северо-восточный фронт армии по обе стороны Погостье.

Передний край немецкой обороны в основном проходил по западному берегу Волхова. Зеркало реки простреливалось плотным косоприцельным и фланговым огнем. По насыпям железной дороги и шоссе Кириши -Новгород проходил второй оборонительный рубеж. Он состоял из прерывистых линий опорных пунктов в населенных местах и на высотах с хорошо организованной огневой связью между ними. От уреза воды реки Волхов до насыпи железной дороги местность оборудована инженерными заграждениями и заборами из колючей проволоки с минными полями, лесными завалами и фугасами. Крутой западный берег реки местами облит водой и его обледенелая поверхность представляла собой труднопреодолимое препятствие для пехоты без специального снаряжения. Опорные пункты насыщены пулеметами и минометами. Оборонявшиеся войска поддерживались сильной артиллерией и довольно мощными соединениями авиации.

Волховский рубеж от озера Ильмень до устья реки Тигода обороняли дивизии 38-го армейского корпуса 16-й армии, 250-я испанская обороняла полосу от оз. Ильмень до Теремца, 126-я пехотная - от Теремца до Кузино, 215-я пехотная - от Кузино до Грузино, 61-я пехотная - от Грузино до Тигоды.

21-я пехотная дивизия 28-го армейского корпуса 18-й армии оборонялась на Волховском рубеже от Тигоды до насыпи железнодорожной линии Кириши - Волховстрой, удерживая Киришский плацдарм на восточном берегу Волхова.

Резерв северной группировки 16-й армии составляли одна танковая и одна моторизованная дивизия 39-го моторизованного корпуса, находящиеся на пополнении после отступления от Тихвина. Гальдер Ф. От Бреста до Сталинграда: Военный дневник. Смоленск, 2001. С. 591.

Планируя наступательную операцию, командование Волховским фронтом не избежало характерного для того периода войны недостатка - нарушения принципа массирования сил и средств на решающем направлении. Все четыре армии фронта были поставлены в первом эшелоне. Второго эшелона фронт не имел. В резерве фронта находились 25-я и 87-я кавалерийские дивизии, первая из них ослабленная в предыдущих боях и без артиллерии, четыре отдельных лыжных батальона. Артиллерии и танковых сил фронт в резерве не имел. В армиях ударной группировки фронта было: в 59-й армии - два артиллерийских полка армейского типа, три гвардейских дивизиона минометов и два танковых батальона легких танков; во 2-й Ударной - один артиллерийский полк армейского типа, три гвардейских минометных дивизиона и два танковых батальона легких танков.

Авиация фронта насчитывала всего 118 самолетов, из них: истребителей - 71, штурмовиков - 19, бомбардировщиков - 6, разведчиков - 4, У-2 - 18. Правда, в первые дни операции, когда прибыло почти сотня самолетов У-2, авиация фронта насчитывала уже 211 единиц. Господство авиации противника было подавляющим, что, конечно, не могло не оказать своего воздействия на ход наступательной операции крайне отрицательно. Почти полное отсутствие бомбардировщиков и штурмовиков в составе авиации фронта не давали возможности обеспечивать наступление наших войск и наносить удары по тылам и коммуникациям противника. Любанская наступательная операция. Январь-июнь 1942 года: Сб. СПб., 1994. С. 14.

На правом крыле фронта, на участке Кириши - Лезно 4-я армия генерала П.А. Иванова приняла оперативное построение в два эшелона. В первом эшелоне действовали 377-я, 310-я, 44-я, 65-я и 191-я стрелковые дивизии.

Ударная группировка армии (65-я и 191-я стрелковые дивизии) наступала с небольшого плацдарма на западном берегу Волхова на Зеленцы и Лезно. Во втором эшелоне была 92-я стрелковая дивизия, в резерве - 27-я и 80-я кавалерийские дивизии.

Задача армии наступать в общем направлении Кириши, Тосно и во взаимодействии с 54-й армией Ленинградского фронта окружить и уничтожить противника, выдвинувшегося севернее Мги к Ладожскому озеру. Левее 4-й армии на участке Завижа, Дымно, развернулась только что прибывшая 59-я армия генерала И.В. Галанина. Там же. С.15.

Директивой командующего войсками Волховского фронта армии была поставлена задача: перейти в решительное наступление с рубежа Волхов (граница справа - Оскуй, Лезно, Малая Кунесть; Слева - Дымно, Глушица, урочище Исакове), овладеть городом Чудово и выйти на рубеж Карловка.

59-й армии передавались ранее действовавшие в этой полосе 111-я и 288-я стрелковые дивизии 4-й армии.

В своем решении командующий армией определил нанесение удара из района севернее Грузино силами четырех дивизий (378-й, 376-й. 288-й и 111-й) с целью прорыва обороны противника на участке Водосье, Пертечно и продолжения наступления в направлении совхоза Кирова, а частью сил обойти Чудово с севера и северо-запада и овладеть им. Вспомогательный удар нанести силами 372-й и 374-й стрелковых дивизий с задачей прорыва обороны противника на участке Соснинская пристань, Дымно и развивать наступление на Чудово, обходя его с юга и юго-запада.

Во втором эшелоне - З66-я и 382-я стрелковые дивизии. 59-я армия усиливалась тремя танковыми батальонами легких танков, тремя гвардейскими минометными дивизионами и семью отдельными лыжными батальонами.

Предусмотренные Директивой Ставки для усиления 59-й армии два артиллерийских полка армейского типа не прибыли в район сосредоточения. 78-я и 87-я кавалерийские дивизии были выведены из состава армии в подчинение фронта. (78-я дивизия не прибыла на фронт).

К югу от 59-й армии на правом берегу Волхова на фронт Крупичино, Русса встала 2-я Ударная армия генерала Н.К. Клыкова, только что прибывшая из резерва Ставки.

Директивой командующего фронтом 6 января 1942 г. войскам 2-й Ударной армии ставилась задача прорыва оборонительных позиций противника на западном берегу реки на участке Пересвет Остров, совхоз «Красный Ударник» и выхода к исходу 19 января главными силами на реку Кересть, в дальнейшем наступать в направлении Финев Луг, станция Чаща, разъезд Низовский, частью сил обеспечивать левый фланг со стороны станции Батепкая.

Армия усиливалась двумя отдельными танковыми батальонами, тремя отдельными гвардейскими минометными дивизионами, одним артиллерийским полком армейского типа (который прибыл позднее) и шестью лыжными батальонами.

Оперативное построение армии было определено в два эшелона: первый эшелон - одна стрелковая дивизия (327-я) и пять стрелковых бригад (25-я, 57-я, 58-я, 53-я и 22-я); второй эшелон - три стрелковых бригады (59-я, 23-я и 24-я).

Командующий армии решил нанести главный удар силами 327-й стрелковой дивизии, действовавшей на участке Селищенские казармы, Коломно (шириной 4 км), прорвать оборону противника на западном берегу Волхова и выйти на рубеж реки Полисть.

52-я армия генерала В.Ф. Яковлева занимала фронт левее 2-й Ударной армии от Русса до оз. Ильмень, с боями очистившая от противника территорию восточнее реки Волхов.

В армию входили пять стрелковых дивизий (46-я, 225-я, 259-я, 267-я и 305-я), 442-й, 561-й ап, 448-й пап. Соединения армии, ведя в течение четырех месяцев напряженные бои, понесли большие потери в живой силе и технике.

Командующий войсками фронта поставил перед войсками 52-й армии задачу овладеть Новгородом и в дальнейшем наступать в направлении Сольцы, обеспечивая тем самым наступление армий Волховского фронта на северо-запад. Оперативное построение армии определено в два эшелона: в первом эшелоне - четыре стрелковых дивизии (267-я, 46-я, 305-я и 225-я), во втором - 259-я стрелковая дивизия, 25-я кавалерийская дивизия была переподчинена фронту. Там же. С.15-17.

Командующий армией принял решение нанести главный удар на правом фланге силами трех стрелковых дивизий (267-й, 46-й и 305-й). Дивизия второго эшелона (259-я стрелковая) располагалась также за правым флангом.

Ударной группировке армии приказывалось прорвать оборонительный рубеж противника на западном берегу Волхова на фронте Б. и М. Быстрицах, Котовипы, овладеть его опорными пунктами в Б. и М. Быстринах, Заполье, Лелявино, Теремец и выйти к исходу 19 января к реке Питьба, в дальнейшем прорвать второй оборонительный рубеж противника на насыпях железной и автомобильной дорог Чудово-Новгород, овладеть его опорными пунктами Любцы, Коппы, Тютипы, частью сил обеспечивать левый фланг со стороны Новгорода.

Перед тем как перейти к описанию хода боевых действий, мне бы хотелось высказать свои соображения, возникающие при изучении Любанской операции.

Ставка в своей Директиве от 17 декабря 1941 года определила войскам Волховского фронта переход в общее наступление на противника, оборонявшегося по западному берегу р. Волхов, разбить его и главными силами выйти на фронт Любань, ст. Чолово. В дальнейшем, развивая наступление в направлении Сиверская, Волосово, окружить противника под

Ленинградом и совместно с войсками Ленинградского фронта разбить его войска и освободить от блокады. Своим левым флангом освободить Новгород и в дальнейшем наступлении на Сольцы во взаимодействии с войсками Северо-Западного фронта окружить войска противника западнее оз. Ильмень.

В этой Директиве Ставка определила оперативное построение фронта, состав и задачи армий.

Ставя перед войсками фронта такую решительную цель, как разгром 18-й немецкой армии и освобождение Ленинграда от блокады. Ставка не обеспечила фронт ни необходимыми силами, ни материальными средствами для успешного проведения такой крупной наступательной операции.

Фронт, растянувшийся на 150 км, насчитывал 20 стрелковых дивизий, 5 кавалерийских дивизий, 8 стрелковых бригад с небольшими авиационными, артиллерийскими , танковыми, лыжными и инженерными частями. Наращивать первоначальный удар с целью развития успеха в глубине обороны противника и нанести завершающий удар не было сил.

Главные усилия фронту предписывались в направлении шоссейной и железной дорог Москва-Ленинград, которое выводило войска прямо к Ленинграду по хорошим дорогам. Но на этом направлении противник имел возможность обеспечить обороняющиеся войска инженерными сооружениями, сосредоточить свою артиллерию и танковые силы.

«Командование фронтом учитывало проблематичность успеха наступления в данном направлении. Поэтому оно намеревалось перенести основное усилие на участок действия 2-й ударной армии, чтобы решить задачу ударом на Любань, обойдя сильно укрепленные позиции врага. Но все наши попытки усилить 2-ю ударную армию за счет передачи ей из 59-й армии хотя бы двух стрелковых дивизий не были поддержаны Ставкой». Там же. С. 18.

Ударная группировка фронта (59-я и 2-я Ударная армии) была поставлена на участке протяженностью 60 километров.

59-я армия, имея шесть стрелковых дивизий в первом эшелоне и две дивизии во втором, должна была наступать в полосе 30 километров. В полосе главного удара армии шириной 8 километров должны были действовать четыре стрелковых дивизии, т.е. каждая дивизия должна была прорывать оборону противника на 2-х километровом участке. Вспомогательный удар армия наносила двумя стрелковыми дивизиями в полосе 10 километров или в полосе 5 километров каждая дивизия.

2-я Ударная армия, имея одну стрелковую дивизию и пять стрелковых бригад в первом эшелоне и три стрелковые бригады во втором эшелоне, должна была наступать в 27-километровой полосе. Действующая на главном направлении 327-я стрелковая дивизия, получила задачу прорвать участок обороны противника шириною 4 километра. Стрелковые бригады получили для прорыва 4,5-километровые участки каждая.

4-я армия на 55-километровом участке фронта имела пять стрелковых дивизий в первом эшелоне и одну дивизию во втором эшелоне. Главный удар наносили две стрелковые дивизии на 5-километровом участке намеченного прорыва обороны противника или по 2,5 километра на каждую дивизию.

52-я армия занимала фронт в 35 километров четырьмя стрелковыми дивизиями в первом эшелоне, имела одну дивизию во втором эшелоне. Главный удар армия наносила силами трех стрелковых дивизий на участке в 12 километров, т.е. каждая дивизия прорывала оборону противника на 4-х километровом участке. Там же. С. 19.

Следовательно, в ударной группировке фронта было сосредоточено девять стрелковых дивизий, восемь стрелковых бригад, что составило около половины сил всего фронта. Но главные удары армии ударной группировки фронта наносили на участках в удалении друг от друга на расстоянии 40 километров.

К тому же Волховский фронт еще не закончил организационный период, не имел тыловых служб и необходимых складов с материальными средствами. Почти бездорожная территория тыла фронта не давала возможности подвоза материальных средств в необходимом количестве и в нужное время.

Но трагическое положение населения и войск в Ленинграде заставило и Ставку и командование Волховского фронта начать наступление, не закончив его подготовку, не обеспечив нужными силами и средствами для достижения успеха, проигнорировав известное положение о том, что наступление, начатое до окончания сосредоточения войск, предназначенных для него, и недостаточно подготовленное, в конечном счете, принесет больше вреда, чем отсрочка начала операции.

Делись добром ;)